17:11
Нашли. Дошли. Отдыхаем.

На противоположном берегу водоёма народ наконец лицезрел нас. А лицезрев страшно возбудился. До того, что некоторые маловразумительные особи рванули напрямки, по воде. Видимо хотели переплюнуть Иисуса. Только ничего не получилось. То ли вода не та, то ли вера ослабла, только пришлось вылезать на берег и скачками догонять тех, кто оказался чуток умнее, или чуток трезвее и рванул по бережку. Ну да, "она по бережку идёт по голубому, и мочит ножки белые в воде". Там, правда, была не она, а они. И было их много.

Добежали, обхватили и устроили кучу-малу. Верещали, кричали и со всех сторон охлопывали, целовали, что-то пытались сказать и что-то получить в ответ. Ничего стОящего из этого не вышло. Нет, стоЯщее как раз получилось. Народ, к этому времени прилично принявший на грудь, несколько не совсем верно понял идею близости к природе. А может просто мне на трезвую голову не понять эту идею. Проще говоря, основная масса наших однокурсников была, - как бы это помягче сказать? - не совсем одета. Точнее, совсем не одета. И вот эта вопяще-кричаще-орущая орда потащила нас на свой берег. Не оставляя никаких возможностей к сопротивлению. И что самое интересное, к тому моменту, как нас усадили на расстеленные покрывала-одеяла, заменяющие дастархан, мы с Таткой оказались в том же виде, в каком были эти одичавшие, с атрофированными от выпитой водки мозгами, студенты.

 

Мне показалось, или Танюха просто купалась в этой вакханалии обнажённых тел, попутно демонстрируя своё. Плюнул и перестал прикрывать причиндалы руками, убедившись в том, что основная банда наших самцов мне не соперники. Может быть они недавно купались и это последствия холодной воды? Посмотрим.

Как-то сдуру дал себя уговорить одной малознакомой моржихе. Нельзя же говорить о близком знакомстве с девушкой, с которой всего-то раза два-три поеблись. Речь не о том. Уломала, наобещав море необычайных впечатлений. Было и море, правда Обское, были и впечатления, когда я бегал голышом по берегу и орал, чтобы мне вернули моего чижика. Так и орал: Чижик-пыжик, где ты есть? Куда делся? Вернись! Я же без тебя просто помру! Мацал руками, а они лишь лишний раз натыкались на растительность, убеждая меня, что всё это не страшный сон и я навсегда лишился своего боевого друга. "Вы жертвою пали в борьбе роковой..." Правда потом, когда меня поймали, завернули во что-то мягкое и тёплое, влили внутрь стаканягу водяры и две девахи, действуя в четыре руки и в две пары удивительно мягких и тёплых губок, вернули мою утрату, успокоился. А когда для проверки продрал их обеих и убедился, что это точно моё и работает оно без сбоев, даже лучше, чем прежде, успокоился и даже решился окунуться в прорубь ещё раз. Не дали. Жмоты. Побоялись, что мой приборчик будет работать со стопятидесяти процентной отдачей. Завистники.

После того, как мы с Танюшкой утолили первый голод, поинтересовался, де наша одежда и как ловко сумели нас раздеть, что мы ничего не почувствовали. Цыгане учили? Те на ходу подмётки срежут и не заметишь ничего. Или это что-то из наук Кио с Акопяном? Типа "ловкость рук и никакого мошенничества".Одежда оказалась на месте, то есть свалена в кучу со всей остальной, принадлежащей этой дикой орде. Как потом будем разбирать где чьё? Ладно, придёт пора - разберёмся.

За всеми этими делами по насыщению плоти далеко не духовной пищей, совсем упустил из виду отсутствие Ромы-Ромашки, которому мы с Таней собирались ощипать лепестки, сыграв в "любит-не любит". А он сам появился невесть откуда. Да откуда. Ясно, что кормил кого-то из однокурсниц высококалорийным белком, потому что рядом с ним шла фемина с довольной мордашкой. Ещё бы не быть довольной. Наелась вдоволь. Чего ей Рома насулил - не так важно. Главное, что отсосала.

Увидев нас в окружении одногруппников, Рома радостно заорал

— Ооо, потеряшки! Где вы шлялись? Мы уж тут все глаза просмотрели, все гляделки проглядели, а вас всё нет и нет. Колитесь, чем столько времени занимались?

Я бы расколол, с огромным удовольствием расколол эту тупую башку, но обещал Танюшке лишь придержать этого гада, пока она с изощрённым садизмом будет обрывать ему лепестки и всё остальное, что торчит. Видимо сто-то такое Ромка прочитал на наших мордах, потому что попятился, оправдываясь

— Не, вы чего? Я же вам всё объяснил, нарисовал.

— Нарисовал? - Я медленно наступал на отходящего к воде Рому. - Иди сюда, потомок Пикассо. Сейчас мы с Таней прочитаем тебе лекцию на тему искусства. Тань, с чего начнёшь?

Танюха плотоядно облизнулась

— Наверное, с правого яичка.

— Почему с правого? - Я удивился. - А левое чем хуже?

— Тогда с левого. Милый, сделаю как ты скажешь. Ромик, трусики сам снимешь, или помочь?

Ромка взвыл

— Народ! Спасите! Помогите! Убивают! Ма-мааа!!!

И с песней дяди Мити из фильма про любовь и голубей: "Врагу не сдаётся наш гордый Варяг!" - сиганул в воду и уже оттуда заорал

— Суки! Я всё для вас, а вы! Паха, я же тебе пивасик припас, а ты...

Опаньки! Пивасик. Месть временно откладывается

— Где? И что?

— "Балтика трёха". Вот, в воде охлаждается. Ну?

— Всё, Рома. Я понял, что ты мой лучший друг и это были простые непонятки. И вообще, какие разборки между корешами? Тань, что?

Таня, как и остальная компания, едва не катаясь по земле от смеха, махнула рукой

— Пусть живёт.

Ромка, ворча, выполз на берег, вытягивая за собой сетку с бутылками пива.

— Вот. Я и мяса притырил. Сейчас организую свежачка. Шашлык из рёбрышек. Паха, тань, эта свинья была такая свинья...Короче, самая свинская свинья. Но шашлык просто чудо. Пальчики оближите, язык проглотите, сто раз Ромке спасибо скажете. - Ромка манипулировал с мангалом, раздувая угли. - Можно просто сказать: Спасибо, Рома! Кланяться не обязательно. Эээ. .. Не понял, я куда-то не в ту степь попёр? Таня!

Поздно. Огрёб по горбяке. Уворачиваясь от очередной затрещины заорал

— Тань, любовь всей моей жизни! Пери моих снов! Мармеладка моей души! Не про тебя, про остальных, кто не может по достоинству оценить талант лучшего шашлычника окрестностей. Уйй! Хватит, солнышко ты наше! Всё понял и осознал. Ай! Щипаться зачем? Всё, всё! Понял. И осознал.

Посмеялись, успокоились, сели поглощать шашлыки, запивая их пивом. О чём ещё можно мечтать? Наелись до отвала и решили искупаться, пока ещё не вечер и не стало слишком прохладно, хотя, имея такой градус внутри, странно говорить о прохладе. Всей толпой рванули к воде. И с воплями обрушились с берега в водоём.

Девчата, сверкая белыми попками, как поплавками, с визгом плескались водой. Особенно громкими их крики становились когда парни, поднырнув, хватались на выступающие и прячущиеся меж ног самые вкусные части их тел. В ответ старались ухватить пацанов за болтающиеся хоботки, от прохладной воды ставшие очень скромных размеров. Весело.

Накупавшись выползли на берег, упали кто куда. Капли воды алмазами сверкали на обнажённых телах, отражая лучи солнца, склоняющегося к закату. Отдышались Таня вспомнила о важном. Всё же у женщины в первую очередь мысли о гнезде, как бы оно не называлось: дом, очаг, родовое поместье.

— Девчата, а спать я где буду? Меня в какой домик поселили?

Светка кашлянула.

— Тань, тут такое дело. В общем, мы как-то распределились по парам, а вам с Пашкой остался только домик с соседкой.

— С какой соседкой? - Таня из положения лёжа перетекла в положение сидя. - О чём речь?

Светка вновь пожала плечами

— С обыкновенной. С Ольгой. Тань, так получилось. Если ты против, то...То всё равно мест больше нет. Как-то так.

Таня подумала

— А Пашка?

— А Пашка с тобой. Точнее, с вами. С тобой и с Ольгой.

— А она хочет?

— Ещё как хочет. Она на Пашку глаз давно положила. А тут случай подвернулся.

— А ничего, что я там буду?

— А вы что, одного парня не поделите?

Танюшка не стала возгудать. Вспомнив не такое давнее прошлое, улыбнулась. Между ног приятно заныло, её вареничек начал выделять влагу. Таня непроизвольно погладила себя по промежности. Светка захихикала

— Что, уже? Тань, а вы с Пашкой...

— Ну да. - Таня улыбнулась. Сладко потянувшись, ответила подруге.- Светка, если бы ты знала, как он ебёт. Песня! Ладно, и Ольге хватит. Лишь бы Пашка согласился. Просто праздник какой-то. Давно хотела что-то такое замутить. Что смотришь? Думаешь: шалава какая? Ни разу не такая. Просто раз уж расслабуха, то почему нет. Лишь бы Пашка не соскочил.

— А чего ждать? Давай спросим.

Светкин оклик оторвал меня от приятного дела - поглощения шашлыка, пусть и остывшего.

— Паш, иди сюда. Спросить хочу.

Подошёл, уставился на развалившихся девчат. Голенькие, позы эротические. И это наши скромницы, прячущие трусики от нескромных взглядов парней. Или трусики - табу, а голая попа вполне в порядке вещей?

— Ну. - Проглотил прожёванный кусок мяса. - Говори.

— Паш, сядь. - Светка похлопала по земле рядом с собой. - Паш, вам достался домик на троих. Ты не будешь против, если с вами...

— С кем это - с нами? - Перебил Светку. - С кем ты меня поселила?

— Как с кем? С Таней. - Ну да, что тут непонятного? Вот она таня, сидит, лыбится. С ней всё понятно. А кто третий? Если кто-то из пацанов, то ну нах такое счастье. - И ещё с Ольгой.

Сучка, озвучила и смотрит на реакцию.

— Свет, а если я морально неустойчивый тип и оттарабаню двух девчат?

Светка сделала очень сУрьёзное выражение мордашки Вроде как раздумывает. А в глазах бесенята скачут, хвостиками машут, копытцами стучат.

— Паш, если так, то мы справим вам студенческую свадьбу. А если не оттрахаешь как следует, на студсовет вызовем и пропесочим: не смог с двумя девушками справиться. А что будешь делать, когда руководителем станешь? Как с коллективом управляться будешь? Так что, Паша, если не против таких соседок, то кушай, сил набирайся. - Заржала. - Если завтра выползешь живым, чес слово, буду тебе давать по первому требованию.

Танька возмутилась

— Но! Но! Тормози, подруга. Есть кому ему давать. Нас и без того двое - я и Ольга. А ты вон на кого другого западай. Ферштейн? - Таня встала, прижалась голыми титечками, прохладными и горячими одновременно. Так бывает? - Проворонила - отдыхай. Паш, пошли домик посмотрим. Заодно соседку проведаем. Свет, она в домике?

— Да. Ждёт вашего решения.

— Какого?

Светка заржала

— То ли ебать будете, то ли из дома, сиротинку, выгоните. Всё, валите отсюда. Народ вон потянулся к домикам. Змэрзли, соколики, одеваться ползут. Побегу тоже. Вон Дима машет, зовёт. - Светка зажмурилась от предвкушения. - Ох, и засадит же он мне сейчас! Насмотрелся на свежее мясо, проголодался. Иду, Дима, иду!

Чмокнула Таньку в щёчку, дёрнула меня за хуй, зараза, рванула к ожидающему её Диману. На ходу обернулась, крикнула

— Пашка, проеби их, шалав похотливых. Чао! Пока!

— Сама сучка ебливая. - Танька просто зашипела от злости, будто на горячую сковородку плюнули. - Советовать ещё будет Тварь!

Повернулась ко мне, смотрит оценивающе

— Паш, а ты не против?

— Чего?

— Ну, что нас двое. Ольга девчонка нормальная, ты не думай.

Сгрёб Таньку в охапку

— Пошли уже, заступница ты моя, мать Тереза. А ты не думаешь, что мне может с вами понравиться и буду потом вас обеих...

— Ебать? - Танька аж взвизгнула. - Так это же вери гуд, Пашка! Будет у нас семья такая. Пашка, а давай ты ко мне переедешь. И Ольгу возьмём. Паш, ну правда.

Эту эйфорию надо бы успокоить

— Тань, мы ещё даже не попробовали ничего. Вдруг ни тебе, ни Ольге не понравится.

— Понравится, понравится, ещё как понравится. - Танька потянула меня к домику. - Паш, мои вещи собрал?

— Да всё тут. Ты же известная Маша-растеряша. Не позаботься о тебе, без трусов останешься.

— Ой, Пашка, какой ты у меня заботливый. - Танька полезла с обнимашками-поцеловашками. - Точно Ромке пузырь поставлю.

— За что?

— За эту схему злоебучую. Будто специально нас запутал. А получилось как раз то, что надо. Ой, Пашка, не шлёпай по заднице, свидание отобьёшь.

Ну не шмогла я, не шмогла пропустить мимо себя эту круглую попку, чтобы не припечатать по ней ладошкой. Получилось звонко, будто по резиновому мячику ударил.

Ольга сидела на приступочке, призванной обозначать крылечко. Нас ждала. Сидела полностью одетой. Танька встала перед ней, осмотрела, осталась чем-то недовольна. Спросила

— Ты ебаться будешь? А хочешь? А какого ты....Чего сидишь, как игумишна? Быстро сняла с себя тряпки и у койку. Видишь, у Пашки на нас стоит. бегом, мать твою в задницу!

Староста, однако, культуру речи соблюдает.

Девчонки легли бутербродиком. Красивый такой бутер получился. У Ольги пирожок раскрылся, как расстегай, начинку ждёт. У Тани кроме пирожка шоколадный глазок подмигивает.

— Пашка, жопу пока не трогай. - Это она на мои ласки ануса пальцем. Неужто подумала, что в попу хочу вставить? И правда хочу. И как угадала? Интуиция, наверное. - Пашка, в пизду еби.

Ольга подтвердила, промычав что-то из-под Таньки. Ну что ж, как скажете, фемины. Лизнул замочные скважины у той и другой. Вставил ключик сначала Ольге. А Танькин замочек пока рукой поласкаю. Потом поменяетесь, девочки. А пока...

— Пашшаааа!

1 голос
Категория: СТУДЕНТЫ | Просмотров: 445 | Добавил: Ярослава_Таракина | Теги: студенты, Рассказы с фото, ЭРОТИЧЕСКИЕ И ПОРНО РАССКАЗЫ, Случай | Рейтинг: 5.0/1

Читайте также другие рассказы:

ИЗ ПРИСЛАННОГО
Люблю его (0)
ТРАНССЕКСУАЛЫ
Оболочки (0)
В ПОПКУ
Мечта (0)
СЛУЧАЙ
На даче, в мой день рождения… (0)
ИНЦЕСТ
Ведь у любви у нашей села батарейка (0)
Всего комментариев: 0
avatar