13:07
Натали

Рашель тревожно взглянула на свинцовые небеса. Время уже было ближе к вечеру, и черт, попасть под дождь ей вовсе не хотелось. Очередная машина пронеслась мимо даже не снизив скорость. У автостопа, как не крути, были свои минусы, но сдаваться она не собиралась. Черт! — снова вырвалась у нее, когда первые капли дождя упали на ее загорелые плечи. Сейчас или никогда! Она вытянула руку перед впереди идущим джипом. Красивая черная машина, еще недавно выглядевшая как размытое пятно на горизонте, снизила скорость и остановилась в метре перед ней, урча двигателем. Тонированное стекло пассажирской двери приспустилось, и из мрака салона показалась наманикюренная женская рука. Ладонь повернулась вверх и пальчиком с длинными ноготочками, поманила к себе.

— Тебе куда, дорогуша? — спросил у неё голос из глубины салона.

— Hi! — — ответила она с фирменной американской улыбкой, — мне нужно попасть в Портленд и я буду очень благодарна, если вы меня немного подбросите, мисс.

— Миссис, — выдержав паузу, поправила ее молодая женщина в водительском кресле, и добавила для ясности, — я замужем.

Своей улыбкой Рашель прикрывала легкую растерянность. Она нисколько не ожидала увидеть за рулем женщину, да еще такую очаровательную. Не то что бы девушки-водители был чем то фантастичным в штате Вашингтон, просто подвозили ее, как правило, мужики. Но дело было вовсе не в том, мужчина или женщина, просто это была «черная большая машина», внутри которой тоже все было черное, за исключением платиновой блондинки за рулем в ярко-красном платье и мраморного дога на заднем сиденье.

— Я возвращаюсь из Сиэтла. Могу подбросить до ближайшего мотеля. До Портленда ты сегодня все равно не доедешь, путь не близкий.

Женщина говорила, словно читая стихи о временах года: с придыханием, хорошо поставленным голосом и без малейшего признака какой-либо эмоции на своем безмятежном лице. Открыв дверцу, она пригласила Рашель в салон своего бэтмобиля.

Коротко скомандовав собаке: «Фу», она представилась:

— Меня зовут Натали, — после чего вопросительно посмотрела на Рашель.

— Очень приятно, Рашель, — представилась она, застегивая ремень безопасности.

Автомобиль тронулся и быстро набрав скорость, помчался по хайвею, собирая на лобовом стекле первые капли дождя.

Натали включила дворники, и посмотрев на Рашель достала пачку сигарет. Рашель мотнула головой отказываясь от предложения. Из слегка приоткрытого окна подуло прохладой и влажностью. Пара капель попав в салон, отскочили от стекла и брызнули ей на лицо, Рашель растерла их по коже, поймав на себе взгляд бирюзовых глаз в зеркале заднего вида.

Она поежилась. Полумрак салона создавал почти интимную атмосферу. Щелчок зажигалки и возникший следом огонёк осветил лицо Натали. Ее коралловые губы поблескивали перламутром как сокровища пиратских галлонов, спрятанных морской пучиной. Волосы спадали как струи водопадов, глаза блестели как факелы маяков в мощнейший шторм даря благословение узревших их морякам.

Рашель качнулась в сторону словно и вправду высокая волна врезалась в борт ее корабля. Автомобиль мотнуло на повороте, и ее встряхнуло, приводя в чувство. На заднем завозился дог и чего-то жалобно поскулил.

— Я посетила сегодня несколько художественных выставок в Сиэтле, — нарушила молчание Натали, — простите, Вы любите искусство?

— Да... да, да, конечно. Пикассо мой любимый писатель, — только и нашлась что сказать Рашель.

Натали, ухмыльнулась, выпуская струю сизого дыма, и стряхивая пепел с сигареты. Это была первая эмоция которую, Рашель у нее увидела.

— Я возможно, немного странно выражаюсь, простите меня. Мой муж бизнесмен, часто бывает в разъездах, как сейчас. И одиночество, возможно пагубно на меня влияет. Поэтому, если вам что-то покажется странным, то не обращайте внимания.

Рашель из-за всех сил, постаралась заверить ее в свой лояльности. Натали же, медленно затянулось сигаретным дымом и фильтр утонул в ее влажных губах. Тонкие ухоженные пальчики были так близко от её ротика, а глаза так пристально смотрели на нее, словно ища какие-то ответы на одной ей ведомые вопросы.

Автомобиль мотнуло в сторону... раздался визг покрышек... занос... толчок... удар...

Стон вырвался из неё вместе с первым проблеском сознания. Воспоминания прошли в голове как удар тока. Чёрт! Открыв тяжелые глаза, Рашель первым делом поискала Натали. Ее голова безвольно лежала на боковой дверце авто, рядом лежала сдувавшаяся подушка безопасности. Рашель смутно припоминала удар подушки в лицо, который ее и вырубил. Всюду валялся разный мусор: коробочки, пенальчики, листочки, пачка сигарет, зажигалка. Содержимое ее сумочки тоже валялось под ногами. На заднем сиденье без умолку скулил кабель и скреб лапами по обшивке двери. Расстегнув ремни, Рашель открыла свою дверь и вывалилась из авто.

Вовсю уже шел дождь. Не обращая внимания на хлеставшие струи, Рашель обогнула машину. Очевидно, не справившись с управлением на скользкой дороге, автомобиль на повороте выкинуло с дорожного полотна на обочину, заставив собрать все кочки и ухабы на скорости в шестьдесят миль в час. Могла быть хуже. Намного хуже. Дернув за ручку водительской двери, Рашель бросилась к Натали. Так, сначала освободить ремень. Тело женщины безвольно упало в ее объятия. Аптечка, аптечка... ГДЕ ЗДЕСЬ ЧЕРТОВА АПТЕЧКА?!!!

Поискав регулятор наклона кресла, она разложила его на максимальное горизонтальное положения. С заднем сиденья пытался выбежать бедный пес. Не найдя аптечки она попыталась несколько раз шлепнуть Натали по щеке чтобы привести в чувство. Никакого эффекта. Что же делать?!

Рашель осмотрела Натали. Яркая платиновая блондинка, с вьющимися локонами. Её веки с чёрными ресницами были прикрыты, на виске еле заметно пульсировала венка. Тонкую шею, с проступающими жилками, украшало дорогое колье. Драгоценные рубины подмигивали в полумраке салона, сползая в декольте женщины, зазывая и подманивая подойти поближе. Дождь ритмично барабанил по крыше выбивая какой-то пошлый мотивчик. Мимо, сверкнув фарами, проехал автомобиль. Он похоже даже не заметил их из-за сплошной стены дождя. Брызги на стеклах заиграли сапфирами. Оказавшись не силах противиться искушению, она зачаровано протянула руку чтобы прикоснуться к сверкающим камням. Натали была так близко, так красива, такая чарующая и нежная, что Рашель забылась будто попав в колдовской замок. Рука соскользнула на плечо, она медленно провела пальчиками по шее, очертила линию подбородка и замерла в уголке алых губ. Большой палец соскользнул на нижнюю губу. Лёгкий нажим и ротик приоткрылся и податливая, теплая, влажная плоть открылась перед ней. Рашель почувствовала как бешено бьётся ее сердце. Дышать стало трудно, в глазах начало темнеть.

Грудь Натали стягивало тугое атласное платье с открытыми плечами. Туго затянутое в талии, оно наверняка мешало ей дышать. Вероятно нужно было снять его. Молнии или застежки нигде не было видно. Подол платья едва доходил до колен, бедра так вульгарно разведены в стороны... Она немного стянула подол и перед ней обнажились застежки чулков и белые матовые бедра. Лишь чуть наклонившись, она разглядела какие она носит трусики... Поставив колено на край кресла, как раз между бедрами Натали, она прислонилась к ее груди, ища за спиной какой-либо шнурочек или застёжку, что расстегнуть платье. Их губы оказались так близко, и выглядели так соблазнительно зазывающие, маняще и чарующе, что одно касание, возбудило в ней пронизывающую дрожь. В висках Рашель запульсировало и молитвы падших ангелов обреченно зазвучали в голове... Рашель присела не в силах справиться с волнением, и не понмиая что она делает, влажным долгим поцелуем она припала к устам Натали...

Тихий стон раздался в салоне. Рашель испугавшись, отскочила от женщины и тут же оказалась под бьющими струями дождя. Холод и дождь быстро привел ее в чувство. Черт, что она делала?!

Едва Натали открыла глаза, Рашель бросилась к ней помогая привстать.

— Боже какая я дура, чуть всех не угробила, — простонала Натали.

— Все в порядке, не стоит волноваться! — постаралась убедить ее Рашель.

Рашель принялась убирать сдувшуюся подушку безопасности, и приподнимать обратно кресло.

— Ты можешь вести машину? — спросила Натали, — за руль я сесть, похоже, сегодня не смогу.

— Да, конечно, — с готовностью отозвалась Рашель.

Она помогла Натали перебраться через рулевую колонку, а затем отрегулировать наклон пассажирского кресла. Затем усевшись в водительское кресло и захлопнув дверцу, она осмотрелась. Натали поморщившись потянулась за сигаретами. Щелкнув зажигалкой, она откинулась в кресле, выпустив сизую струю дыма. Проверив передачу, и отключив автомат с дифференциалом, Рашель попробовала завести двигатель. Тот заурчал как котенок. Ожидая когда нагреется салон, она взялась немного прибрать разбросанные вещи, при этом ловя на себе взгляд Натали.

— Ты можешь снять эту мокрую блузку, что на тебе, — наконец сказала она указывая на насквозь промокшую блузку, — обещаю, что приставать не буду, я не в том состоянии, честное слово.

Увидев, что Рашель колеблется, Натали приподнялась и потянулась пальчиками к ее талии. Она помогла стянуть с нее кофточку, оставив Рашель в одном лифчике. Сухой разогретый воздух приятно обдувал кожу, щекоча и лаская, возвращая чувство комфорта.

Когда Натали докурила сигарету, Рашель вывела автомобиль на трассу. К счастью, авария обошлась для авто без повреждений, по крайней мере значительных. Они решили ехать сразу домой к Натали, там Рашель сможет переночевать, а завтра продолжит свой путь. До дома было около часа езды, дождь все не стихал, а по дороге Натали рассказывала о своем муже, как они познакомились, и о том какой он замечательный обаятельный человек. О светской жизни: выставках, показах, званных ужинах. О той жизни, что скрыта от глаз обывателей, и которая открывается только людям с определенным достатком.

Рашель в свою очередь рассказывала о свой учебе в юридическом институте, о случаях из своей небольшой, пока, практики. О римском и прецедентном праве, законах штата Вашингтон. О своем брате, к которому решила добраться автостопом, и о людях с которыми успела повстречаться.

В таком неторопливом темпе, их автомобиль доехал до пригорода. Петляя по улочкам и руководствуясь указаниями Натали, они остановились возле одного из особняков. Загнав машину в гараж и кобеля наконец на свободу, дамы наперегонки принялись за вечерние туалеты.

Приняв душ, высушив волосы и переодевшись в домашнее, девочки решили чем-нибудь поживится в холодильнике. Разогрев вчерашнюю индейку и пиццу в микроволновке и взяв бутылочку мерло, они развалились на тахте перед телевизором, набивая себе рот разной вкуснятиной.

По кабельному шло какое-то ток-шоу, свет в гостиной был притушен, непогода же за окнами все не утихала. В это время года в штате всегда сильно штормило. Сложный день был на исходе, голова кружилась от вина и пережитого стресса. Сделав глоток, Рашель поймала на себе взгляд Натали. Та зевнула, и демонстративно потянувшись лениво спросила:

— Ты спать еще хочешь?

— Не знаю, наверно хочу.

— Где тебе лучше постелить?

Рашель безразлично пожала плечами:

— Где угодно. Куда вы обычно складываете гостей?

Натали выждала паузу, смущенно-иронично продолжая смотреть на свою гостью, при этом часто моргая ресницами. Чересчур часто.

— Будет неправильно, если мой муж внезапно вернется ночью и наткнется на незнакомого человека в своём доме, — наконец сказала она.

Воцарилась продолжительная пауза.

— И? — наконец решила спросить Рашель.

Пригубив еще вина, Натали ответила:

— Наверху есть спальня, но кровать там только одна... Ты можешь спать со мной.

Где-то на улице раздался визг тормозов, хотя не исключено, что звук был только в ее голове. Рашель задумчиво спросила:

— А если твой муж увидит нас вдвоем в постели, он это правильно поймёт?

— Если мы не будем. заниматься сексом, то думаю у меня будет немалый шанс убедить его в том, что ты не мой любовник. Остальное будут мелочью.

Рашель чувствовала как ее уши начинают краснеть.

Натали потянула ее за запястье.

— Пошли, — прошептала она на ухо.

Захватив вино и сигареты, девочки направились вверх по лестнице. Пройдя по небольшому коридору, они попали в спальню. Двухспальная кровать с пуховыми перинами, выглядела сейчас как никогда соблазнительно. Хотелось спать. Окно в спальне выходило на улицу, и по нему сейчас без умолку барабанил дождь. И то, что комната освещалась сейчас только уличными огнями, дело обстановку наполовину мстической. Поставив вино и сигареты на столик, Натали вплотную приблизилась в ней. Рашель чувствовала ее дыхание, запах женского тела. Горячие пальцы легли на ее талию, в глазах начало темнеть. Плавным движением, с неё начали стягивать топ. Грудь выскочила на свободу, тут же прижавшись к Натали. Внизу живота заныло.

Достав из шкафа пижаму, хозяйка протянула ее Рашель.

— Просто поспим, как две девочки, — заверила она.

Надев ночнушку, Рашель присела на кровати пригубив еще вина. Шелковый халатик слетел с хозяйки дома, обнажив фигуру Натали. У Рашель пропало дыхание. Отвернувшись, Натали потянула за резинку трусиков. Грациозно, как важные персоны они стянуты были вниз. Дверца шкафа открылась, и девушка принялась переодеваться. Когда же все было готово, Натали сделала шаг в светлый проем окна, и Рашель увидала перед собой ночную фею. Красные кружевные трусики с чёрным пеньюаром, белыми ленточками и чулочками в крупную сеточку. Дополняли картину блестящие стальные наручники, которые она держала в руках. Рашель икнула.

Положив наручники на тумбу, Натали взяла бутылку вина, и разлила его по бокалам.

— Прости за импровизацию, просто хочется немного выпить на брудершафт. За знакомство. Ты не против?

Она была не против. Скрестив руки девочки залпом осушили содержимое своих бокалов. Натали прилегла рядом с ней на постель, перед этим невзначай повернувшись кругом, так что ни одна деталь ее соблазнительной фигуры не укрылась от жадного взора. Их взгляды встретились, и Рашель не выдержав хихикнула.

— Ты собираешь спать в чулках и наручниках, что-ли? — спросила она.

— Возможно я рассчитываю, на то что ты сорвешь их с меня и обнаженной прикуешь в каком-нибудь неблагополучном районе. В качестве, гм... скажем, наказания за непослушание?

Рашель, засмеялась. Потом решила все-таки спросить:

— А ты рассчитываешь на это?

— М-ммм, может быть, — неоднозначно ответила Натали.

— А как же тогда муж?

— Ах, муж... Знаешь, он всегда говорил мне: «In der grosse familie nicht kluven klatz-klatz»

Рашель рассмеялась, а Натали подвинулась к ней поближе так, что их глаза и губы оказались друг напротив друга. Рашель затаила дыхание ожидая чего угодно. Натали протянула руку к ее бедру, и ласково погладила бархатистую кожу. Поняв, что Рашель не протестует, она провела пальчиками вдоль бедра, по ткани трусиков, и положила руку на талию. Слегка подтолкнув, она уложила ее на спину. Не давая Рашель, задать еще какой-нибудь глупый вопрос, Натали взобралась на нее сверху удобно расположившись между ног, и положив голову ей на грудь.

— Вот знаешь, — после продолжительной паузы призналась Рашель, — вот сейчас ты меня здорово так... возбуждаешь.

— Тебе не нравиться?

— Не знаю. Проблема кажется в том, что мне это как раз может понравится.

Натали крепко обняла, девушку и припадая к самым губам шепотом спросила:

— И в чем здесь проблема?

Рашель пыталась отвернуться, отползти в сторону, но потом просто расслабилась. Запустив руку под пеньюар Натали, она провела пальчиками по спине, а затем прижала девушку к себе. Натали закрыла глаза, чувствуя себя как шлюпка в сильный шторм.

Я боюсь, — наконец призналась Рашель, — Боюсь влюбиться в тебя. Боюсь до чертиков, потому что в таких как ты влюбляются всей душой, всем сердцем.

Натали примкнула устами к ее губам. Она поцеловала ее как женщина женщину, тем особенным поцелуем, на который не способен не один мужчина.

— Обещай, что не разобьешь мне сердца, — попросила Рашель, когда она снова смогла говорить.

— Обещаю — прошептала Натали, — а ты в ответ мне обещай что не отвернешься от меня, чтобы не случилось.

— Обещаю.

Рука Рашель сама собой потянулась под трусики подружки. Ее тело как лоза вилась в ее руках. Интимное белье, эти фиговые листочки что прикрывали самые желанные местечки. Рашель змеей потянулась к той лозе, хватая за ножки, хватая за ручки, хватая за губки. Как укусы змей действовали на Натали ее прикосновения, вздрагивая каждый раз, пытаясь улизнуть, вырваться, потеряться. Но с каждым движением только глубже засасывала ее трясина, как питон свою жертву, Рашель обняла ночную фею.

Когда на поцелуи были истрачены все силы. Натали расстегнула свой пеньюар, а затем, с позволения подруги, стащила с нее ночнушку. Она повела пальчиком по одной груди подруги, затем долго целовала другую, затем рука ее блуждала по животику, выступающим ребрышкам, и в конце концов, она нашла дорожку к трусикам. Приподняв резиночку и сдерживаясь от соблазна запутаться в лобковых волосах, она нащупала нужную ней складочку. Трусики в этом месте у Рашель уже давно-давно насквозь промокли. По выгнувшейся спине и издававшемуся стону Рашель, она поняла, что нашла искомое. Ах! Притянув голову Натали к своей груди, Рашель губами нашла ее мочку уха, в то время как та язычком ласкала ее обнаженные соски. Взяв с полки бокал вина, и набрав, не глотая, в рот вина, она с поцелуем, отдала его подруге, затем она вином смочила, ее грудь и живот, а после начала слизывать кислый напиток с жаркого тела, не обращая внимания на усиливающие стоны Рашель.

Налив еще бокал вина, Натали поднесла его к своей груди. Перелившись через край, вино потекло по груди вниз, добралось до соска и капнуло на кровать. Рашель поднесла грудь в губам Натали. Та слизнула язычком вино с ее груди, поцеловав при этом топорщащийся сосок. Вино, было прохладным, и губы Рашель столь горячими, что ее бедра невольно сжались. Она заставила подругу зубками стащить с себя трусики и тоже самое проделала сама с трусикам подруги. Желание было уже как вулкан, неуправляемым, неистовым, и всепоглощающим.

Развернувшись, она руками обняла мягкие ягодицы, Рашель, и как не пивший две недели бедуин, припала к сочившейся, киске девушки. А! Она ощутила как чьи-то пальцы легли на ее собственную лощинку. Какая-то непреодолимая сила развела ее колени так широко, что ее лощинка раскрылась сама, как пещера Али-Бабы. Ах! Пальчики Рашель как змеи, в чистый водоем, проникли в ее лоно. В ушах у нее забили барабаны, глаза ослепли от безумия, мысли завязли в песке. Она была девой доставшаяся жестокому врагу. Тупое копье вонзалось в нее раз за разом, и она кричала. О да! Она кричала, Она кричала десять лет и три года, что насиловали ее. Пока не высохли ее слезы, пока не умерла ее плоть, пока грачи не выклевали ее белки, пока собаки не разорвали ее плоть...

Потеряв сознание от нескончаемых оргазмов, Натали повалилась рядом с Рашель и еле слышно засопела.

1 голос
Категория: ЛЕСБИЯНКИ | Просмотров: 234 | Добавил: Мария_Кирьянова | Теги: Рассказы с фото, лесбиянки | Рейтинг: 5.0/1

Читайте также другие рассказы:

МИНЕТ
Переступить черту. (0)
ГРУППОВОЙ СЕКС
В гостях у родни. (0)
МИНЕТ
Необыкновенный вкус. (0)
ГРУППОВОЙ СЕКС
Познакомились с Катей. (0)
НАБЛЮДАТЕЛИ
Вовка Сайкин (0)
Всего комментариев: 0
avatar