13:07
Последний урок. Часть 2: Дополнительное задание

Найти Женю в толпе полутрезвых сверстников оказалось не просто. Актовый зал был заполнен дергающимися под музыку телами, а в коридорах то и дело кто-то хватал меня под локоть, кричал о том, что мы теперь свободны, и тащил выпить (парни еще добавляли «на брудершафт»).

Мои поиски увенчались успехом только после третьего посещения актового зала. Был медляк и всего полтора десятка пар кружились в середине, пока остальные вытекали из дверей, чтобы подышать или выпить еще. Женя танцевал с Аней. Аня была в облегающем темно-синем платье с плечиками, а само оно было украшено узорами в виде розочек. Светлые волосы были чуть завиты, а не собраны в обычный пучок. Девушка нежно прижималась к Жене, насколько позволяла её грудь. Женя обнимал её за талию, но то и дело его рука соскальзывала ниже. Аня этому нисколько не противилась.

В один из таких моментов Женя заметил меня, и чуть сжав попку Ани улыбнулся мне этой своей дурацкой улыбкой, которую я никак не могла понять. Мне хотелось подбежать к ним и крикнуть ей в лицо о том, что произошло между нами совсем недавно. Но осознание глупости этого решения удержало меня от дурацкого поступка. Поняв, что у меня нет плана, я смешалась с толпой, стараясь придумать, что же мне теперь делать. Пока я примеряла то или иное решение музыка сменилась на более быструю. Люди потянулись назад, радостно выпрыгивая на танцпол. Я вновь потеряла парочку из вида и долго пыталась их найти.

Нашла я только Аню, которая одиноко стояла у стенки. Не особо понимая, что делаю, я утащила её. Куда идти вопросов тоже не возникало: класс химии до сих пор был открыт, а ключ торчал внутри. В классе еще стоял отчетливый запах развратного секса, и мне было интересно: заметит это Аня или нет.

Я повернула ключ и забрала его. Аня, поняв, что заперта, инстинктивно шагнула к двери и попробовала её открыть.

— Зачем, — начала было она.
— Затем, — грубо ответила я. Но тут же смягчилась — Сядь. Я просто хотела с тобой поболтать.

С этими словами я выдвинула один стул в проход и взяла со стола учительницы указку. Когда я повернулась, Аня сидела на предложенном ей стульчике. Я невольно усмехнулась такой безропотной покорности.

Подойдя к девушке, я облокотилась на стол рядом. Было что-то возбуждающее в том, что я смотрела на неё сверху вниз. Особенно, когда она наконец-то одела платье с таким вырезом. Вырез, к слову, был не самый глубокий из возможных, но для такой монашки, как Аня это был самый настоящий разврат. Не глядеть на рвущиеся наружу белые груди было невозможно. Мне самой пришлось приложить усилия, чтобы продолжить начатое.

— Мы поболтаем по-девичьи и все. Есть такая игра: я задаю вопрос, а ты отвечаешь. Учти — врать нельзя.
— А зачем тебе указка? — задала логичный вопрос Аня.
— Это... это детектор лжи. Я сейчас покажу тебе, как он работает.

С этими словами я провела указкой от левого плеча девушки, по её груди, животику, и спустилась по бедру к щиколотке, прижав конец чуть выше ступни с внутренней стороны. Аня попыталась свести ноги, но я настойчиво попросила её этого не делать.

— Итак, начнем. Ты девственница?
— Что?
— Ты когда-нибудь трахалась?
— Я... не... нет.
— Врешь сучка! — сказала я и стала поднимать указку выше по бедру девушки.
— Я не... , — начала было она, и попробовала вновь сдвинуть ноги.
— Не смей! — пригрозила я.
— Хорошо-хорошо. Да... я... я не девственница, — а потом добавила. — Только маме не говори.

В этот момент я остановилась где-то чуть ниже её колена.

— Тебе понравилось?
— Что за...

Указка медленно пошла вверх.

— Да...
Уже лучше.

— Очень?
— Д-да.

Она потупила взор и отвечала все тише и тише.

— Пойдем дальше. Тебе Женя лизал между ног?
— Ты имеешь в виду... это? Н-не-да.
— Да?
— Да, — еле слышно произнесла она.
— Он хорошо это делает?
— Да.
— А ты ему сосала?
— Нннее...

Указка тут же стала подниматься по бедру выше и уже была не далеко от края платья.

— Да.
— Тебе нравится сосать?

Аня прошептала что-то очень тихо. Я наклонилась к ней.

— Не слышу.
— Мне нравится.
— Как ты это делаешь?
— Я... ртом... ну... губами... стараюсь поглубже.
— Он обычно тебе кончает в рот?
— Нет, — произнесла она и тут же поспешно добавила. — Он вытаскивает и кончает на меня. Особенно на грудь. Честно. Хотя, в рот иногда попадает.

От её детских оправданий мне было не столько смешно, сколько любопытно. Указку двигать я и не думала. К слову сказать, я о ней даже забыла от таких откровений.

— Я тебе верю. Верю, милая, — я поставила одно колено на её сидение, придвинулась ближе и погладила девушку по щеке. Затем я подняла её рдеющее личико к себе и задала последний свой вопрос:

— Ты даешь в попку?
— Ннн... — начало было Аня, но я резко прервала её обман.
— Врешь сучка! Врешь!

С этими словами я резко придвинула указку прямо к вагине Ани. Та инстинктивно сжала ноги, но было уже поздно: отполированная деревяшка вжималась в её пах.

— Врешь! Признай это! Ты трахаешься в зад. И любишь это!
— Хорошо-хорошо. Да...
— Вот видишь, — я вновь сменила гнев на милость. — Все не так страшно. Скажи мне как тебе нравится? Быстро или медленно?

Говоря это, я стала водить указкой вдоль её киски, с каждым разом прижимая её сильнее.

— Медленно. В начале. Но он любит быстро. Любит, чтобы я кричала, но затыкает мне рот чем-нибудь, чтобы соседи не слышали.
— Он хорошо тебя трахает?
— Дда.
— Я хочу посмотреть.
— На что? — Испугалась она.

Но я лишь скомандовала:
— Вставай.

Когда Аня подчинилась, я заставила ей лечь грудью на парту и стала задирать платье. Аня не сопротивлялась. Я задрала платье ей до поясницы, а затем принялась стаскивать хлопчатые белые трусики. Тут Аня бросилась спасать эту никчемный кусочек ткани, и мне пришлось сильно шлепнуть её по уже оголенной части попки. От неожиданности девушка отпустила ткань, и я одним рывком спустила трусики к её щиколоткам.

Я смотрела на голую девичью попку, которая была более пышной чем у меня, но не такой, чтобы назвать Аню жопастой. Девушка спокойно лежала на парте, мерно дыша. Я развела ягодицы в стороны и прошлась рукой по её половым губка. Шлюшка горела, и её собственная влага не могла затушить этот огонь. Я стала водить рукой по всей вагине, и дыхание у Ани участилось.

— Сними платье, — скомандовала я, продолжая ласкать её киску.

Аня послушалась и потащила платье через голову.

— Знаешь что? Я до сих пор не совсем верю тому, что ты даешь в попку, — с этими словами я погладила мокрыми пальцами маленькое отверстие. — По-моему, у тебя слишком узкая попка для той, кто ей регулярно пользуется.
— Не правда... я даю...
— Давай проверим.

С этими словами я вновь взяла позабытую указку и приблизила её широкий конец к влажным губкам. Аня опять сделала вялую попытку защититься, но я перехватила её руки. Я положила её ладони на попку, и она поняла, что я от неё хочу. Я же воткнула указку в девушку и стала трахать её деревяшкой. Самое смешное было то, что подобное обращение ей нравилось. Мне это нравилось тоже. Было в этом какое-то щекотливое надменное удовольствие. Деревяшка была не толстой, гладкой и ходила легко в лоне Ани. Та дышала все громче и тяжелее. Я вспомнила, что Жене нравилось пожёстче, и заработала этим странным членом быстрее. Более того, действие настолько меня завело, что я сама захотела довести эту шлюшку до оргазма. Мне всего-то надо было положить руки на её клитор и продолжать трахать. Аня тихо застонала, напряглась, несколько раз дернулась и расслабилась.

— Хорошее начало, — похвалила я. — Но мы же не это собирались сделать.

Вытащив указку из одного отверстия, я приставила её ...

к другому. Аня лишь сильнее раздвинула ягодицы и выдохнула. И она знала, что делает. Деревяшка спокойно раздвинула узкий проход и стала входить в попку девушки. Нельзя сказать, что происходило это совсем беспрепятственно, но сопротивление было минимальным для такой деликатной дырочки.

Введя этот деревянный суррогат члена до упора, я вытащила палку полностью и вновь повторила процедуру с самого начала. В этот раз проникновение было еще легче. Теперь я вновь трахала Аню, но в этот раз в другую её дырочку. Как и в первый раз девушка не сопротивлялась. Когда она вновь стала дышать тяжело, то отпустила свою попку и запустила пальцы себе между ног. Её пальчики закружились вверху половых губок, втирая смазку в клитор. Оргазм настиг её также быстро, как и в первый раз, и также тихо она затряслась и охнув замерла на некоторое время. Да, она была настоящей шлюхой, хоть и не признавалась в этом себе.

Я опустила свой конец указки на пол, но не стала вытаскивать другой конец из её попки. Сама же обошла стол и села на учительский стол, напротив лежащей Аней.

— Тебе понравилось?

Аня лишь смущенно отвела взгляд.

— Теперь твоя очередь.
— Что ты имеешь в виду? — не понимающе переспросила Аня.
— Ты знаешь, что я имею в виду, — многозначительно произнесла я.

Аня немного замешкалась. Она смотрела на меня таким невинным взглядом, какой только может быть у девушки только что оттраханной другой девушкой в попку деревянной указкой. Я же выжидающе смотрела на неё. Аня поднялась, глянула на торчащую из неё палку, но побоялась её доставать. Сделав пару шагов, она оказалась передо мной. Белый нежный лифчик с трудом сдерживал её сокровище. Мне пришла в голову мысль, что пора бы увидеть всё это богатство во все красе.

— Да сними ты уже его, — небрежно бросила я.

Аня подчинилась. И вот она стояла передо мной полностью голая с торчащей указкой сзади. Большие налитые груди тяжело свисали, но благодаря молодости выглядели великолепно. Аня опустилась на колени передо мной и стала разводить мои ножки. Я была не против. Девушка немного удивилась, когда поняла, что я была без белья, но это её не остановило.

Она вначале прошлась по моей киске своими тонкими пальчиками, приятно пощекотав моё возбуждение, а затем медленно поднесла губы к влажной вагине. Поцелуй её губ был более нежным, чем Женин, но также обжигал. Она нежно целовала половые губки, и это было великолепно. Когда же к губам подключился язычок, тело тут же радостно отозвалось на долгожданные прикосновения. Я подняла подол чуть выше, чтобы можно было видеть, как она это делает. Зрелище мне понравилось. Особенно, когда голубые глазки посмотрели на меня, а шершавый язычок все еще был между моими половыми губками.

Она делала это впервые. Это было очевидно. Каждое её движение было пробой, и я позволяла ей экспериментировать. Поцелуи давно перешли в более интенсивное движение языком, но иногда возвращались, чтобы дать последнему отдохнуть. В этот раз я была уже более опытна в получении оральных ласк. Более того, четыре предыдущих оргазма не прошли даром. Так что теперь Ане надо было потрудиться, чтобы довести меня до апогея. И она старалась. Ей не хватало умения Жени, но она старалась. И эти старания заводили еще больше, чем умелые движения её парня. Я ей помогала, направляя её голову в более чувствительные места, и уже скоро она освоила парочку неплохих приемов. Все же мой оргазм был еще далек.

Я отстранила её и развернулась. Теперь моя очередь была лежать на столе, а Ани — дарить мне ласки. Я, по методу девушки, раздвинула свои ягодицы, приглашая её к себе. Губы вновь прикоснулись к моей дырочке, а язык стал искать путь внутрь. Когда она попробовала запихнуть свой язычок, который оказался не таким уж маленьким, в меня, то уткнулась лицом мне в пах, а носик коснулся ануса. Сама попытка вызвала во мне резкий прилив удовольствия, и я, поймав её голову за затылок вновь направила в себя, но в этот раз уже прижимала сильнее. Язык опять начал таранить меня так, что глаза стали закатываться. Когда она отпрянула, чтобы сделать вдох перед новым заходом, мне в голову пришла одна идея. И лишь благодаря этой идеи я не кончила от третьей, самой глубокой попытки. Мне даже пришлось оттаскивать Аню от лакомства.

Когда девушка уже была готова повторить процедуру в четвертый раз, я направила её выше. В начале, Аня замешкалась, но я настойчиво прижала её губы к своей попке, так что ей не оставалось ничего, как приняться вылизывать другую мою дырочку и пытаться пропихнуть туда свой язычок. В голове тут же промелькнула мысль: «А может ли она по растянутости сфинктера понять, что еще час назад в этом отверстии хозяйничал член. И не просто член, а член её же парня?» Вопрос был глупым, но он имел сильное воздействие, а опустившиеся на клитор девичьи пальцы довершили дело. Я кончала. Сильно. Громко. Долго. Я словно показывала Ане, как должна кончать настоящая шлюха. Я дергалась так, что девушке пришлось лизать то, что попадало ей в рот и стараться не упустить клитор. Она справилась с этим делом на отлично. Даже когда оргазм отошел её язычок не оставил поста и продолжил нежные успокаивающие ласки. Я не стала её отрывать от полюбившегося занятия и долго лежала, вкушая это наслаждение.

Только сейчас я увидела свои трусики, валяющиеся рядом с кафедрой, и подумала: заметила ли Аня их или нет? Если заметила, то она могла бы догадаться откуда они там, и почему на мне их нет. Но тут я увидела еще более очевидное доказательство моего недавнего секса с её парнем. На доске, прямо передо мной, красивым Жениным почерком было выведено:

«Семенова — грязная сучка.
Я её трахнул в рот, вагину и попу.»

Я усмехнулась: «Зато я трахнула твою девушку, как и ты меня: в рот, в вагину и в попу. Более того, эта сучка зализала мне все раны, которые ты мне сегодня нанес.»

Я поднялась и, наконец-то, вытащила указку из попки Ани. Бросаться стирать надпись я даже не думала. Пусть увидит, если хочет. Поправив своё платье, я подняла трусики Ани и уведомила её:

— Это я заберу себе на память.
— Но как же я тогда, — заволновалась Аня.

Я хитро улыбнулась, обошла учительский стол, подняла свои трусики. Вернувшись к Ане, я призывно присела перед ней. Девушка неуверенно поставила ноги в подставленный аксессуар, и я подтянула их на нужное место. Они были немножко малы и врезались в кожу, но от этого смотрелись еще более развратно. Еще более развратным виделась мне сцена, когда сегодня Женя снимет с этой шлюшки платье, чтобы овладеть ей и увидит знакомые трусики. В этот момент он поймет, что его красавицей сегодня кое-кто воспользовался. Возможно, она даже расскажет, как именно.

Подобные мысли стали намекать на то, что может рано отпускать такую развратную ученицу, но все когда-то должно заканчиваться. Я и так неплохо с ней позабавилась. Но, все-таки, я не смогла себе отказаться от лицезрения процесса одевания Ани.

Выпустив, наконец, девушку из класса, я решила не стирать надпись: пусть думают, что хотят. Затем я вернулась к одноклассникам в наш класс, которые допивали невыпитое и готовились идти встречать рассвет. Выходя из класса, я увидела в темном углу коридора знакомую парочку, которые страстно целовались. Подойдя к ним, я лукаво спросила не хотят ли они с нами встречать рассвет, а, получив отказ, положила рядом с ними ключ от химического класса, бесхитростно намекнув, что он им может пригодиться. Что каждый из них подумал меня не волновало.

1 голос
Категория: ЛЕСБИЯНКИ | Просмотров: 233 | Добавил: Ярослава_Таракина | Теги: лесбиянки, Подчинение и унижение | Рейтинг: 5.0/1

Читайте также другие рассказы:

ПОДЧИНЕНИЕ И УНИЖЕНИЕ
Битва за Днепр (0)
АУДИО РАССКАЗЫ
Интервью о сексе. (0)
СЛУЖЕБНЫЙ РОМАН
Завхоз Зинаида Николаевна (0)
МИНЕТ
Санаторий. Гидромассаж. (0)
БИСЕКСУАЛЫ
Волшебные метаморфозы. (0)
Всего комментариев: 0
avatar