12:05
Заборный маньяк.

Меня зовут Ира, мне уже 38 лет, и жизнь моя к этому возрасту не сложилась. Еще, будучи девочкой, я мечтала о романтике милицейской жизни, насмотревшись фильмов со своими любимыми героями. Теперь же я была капитаном милиции, служащей следователем в отделе по особым делам. Да, мечта сбылась, но вот реальность и мечты совершенно несопоставимы.

За десять лет работы в органах, я достаточно насмотрелась всякого говна, грязи и сумасшествия, что просто уже выработался ко всему этому иммунитет.

Семьи у меня так и не получилось создать, так как, сами понимаете, что моя служба этого не позволила сделать. Нет, конечно, у меня были любовники, некоторые, даже, хотели на мне жениться, но все как-то не так у нас получалось, и мы просто разбегались в разные стороны.

Жизнь, словно проплывала мимо меня, сменяясь лишь разными расследованиями, поисками преступников, да редких ранений, получаемых при задержании.

Я вновь рыдала в подушку, изливая своей молчаливой подруге свое накопившееся горе. В этот вечер мне хотелось побыть в компании своего любовника, который был женат и с двумя детьми. Вы, наверное, скажете, что я типичная сучка, которая не смогла создать своего счастья, поэтому решила сломать чужую жизнь? Я вам так скажу, все мы уже взрослые люди, у каждого своя дорога, свои принципы и взгляды, и нечего осуждать меня лишь за то, что очередной мужик решил гулять на стороне! Это моя жизнь, и мое дерьмо, в котором я кручусь!

А сейчас я очень нуждалась в его ласках, поэтому, набрав смс-ку, стала ждать ответ. И он не заставил себя долго ожидать: «Не могу. Прости, жена дома». И все, больше ничего, сухой текст, перечитав который, я вдруг разозлилась. Мне он нужен прямо сейчас же! Гневно набрав смс-ответ, я нажала отправить, хищно улыбнувшись, так как знала, как манипулировать своим любовником.

Его звали Петя и ему было сорок, он был хирургом в одной из клиник, в которую я попала год назад с последним пулевым ранением в плечо. Потом была быстрая реабилитация, и в последний день перед выпиской, мы перешли черту наших взаимных отношений, переспав друг с другом. Он был великолепен! Так мы стали встречаться, чаще у меня, реже в гостиничных номерах, или уезжали на день-другой, когда у него выпадал симпозиум или еще что-то, благодаря чему, мы могли спокойно смотаться из дому.

Я стала ждать его приезда. Подойдя к зеркалу, причесала свои непослушные черные волосы, подвела губы блеском, оценивая свою внешность. В свои годы я довольно-таки неплохо выгляжу: высокая, спортивного телосложения, с небольшой грудью второго размера, карими глазами и немного бледной кожей. Морщин было мало, чему я, несомненно, радовалась, так как многие знакомые по службе, уже имели такую неприятную проблему.

Взяв с тумбочки сигареты (пагубная привычка, которую не хотела менять), я вышла на балкон, чтобы выкурить сигаретку, пока мой любовник мчался ко мне. По расчетам, он должен был явиться минут через тридцать-сорок.

А пока я мысленно вернулась к своему последнему расследованию, которое, признаюсь, будоражило своей жестокостью. Улик было мало, и все ничего не принесли. Свидетелей не было, так как все жертвы, а их уже было пять, были мертвы. Черт! Серийники были самыми опасными и непредсказуемыми типами, которых можно было ловить слишком долго. Ну да ладно, мы еще с тобой посостязаемся...

Прозвучал звонок, прервав мои размышления. Неужели уже прошло столько времени? Я посмотрела на потухшую сигарету, кинула ее вниз, и пошла открывать дверь.

— Привет, дорогой! — произнесла я, набросившись на стоявшего мужчину, который крепко меня обнял и поцеловал, запустив холодные руки под мою просторную кофту.

— Ты чокнутая, Ирка! — произнес он между поцелуями, закрыв за собой дверь.

— А я и так это знаю! Но мне очень нужно, чтобы сегодня ночью ты был со мной...

— У нас есть всего несколько часов, малыш... Я сказал жене, что меня срочно вызвали на операцию, так что, иди ко мне... Не будем терять время зря!

Я моментально откликнулась на его призыв. Ведь мы уже не восемнадцатилетние подростки, которым интересны долгие любовные игры и ласки. Мы взрослые и состоявшиеся люди, которым нужен лишь чистый физиологический секс.

Скинув с себя всю одежду, мы прыгнули на кровать, которая жалобно скрипнула, а нам было на все насрать. Наши руки и ноги сплелись, Петя крепко и жадно целовал меня, поглощая мои губы в себя, шаря своим языком в моем рту, а я не уступала ему, выплескивая на него скопившиеся чувства и ощущения, вздрагивая от его ласк и прикосновений. И вот уже его член вонзился в меня, заполнив до самого конца, я выгнулась ему навстречу, простонав его имя, так как знала, что ему это нравилось, а он стал резко двигаться во мне, продолжая неустанно целовать и ласкать.

Мы оба кончили, прижавшись друг к другу, и тяжело дыша, пока наше дыхание не выровнялось. Однако я ощущала, что мне этого было мало, и, взяв его обмякший член в руку, я стала его массировать и гладить, улыбнувшись его слабому протесту. Но вот уже он был вновь в боевой готовности, и, схватив меня за бедра, Петя перевернул меня на живот, и вошел сзади, удерживая меня на кровати, отчего я еще больше возбудилась. На этот раз мы трахались чуть больше времени, но оба были довольны результатом.

— Кофе хочешь? — спросила я, когда мы оба лежали поперек кровати, насытившись друг другом сполна.

— Не отказался бы, да и перекурить бы.

— Окей, тогда ты на балкон, а я сейчас вынесу кофе!

Мы оба затянулись сигаретами, синхронно выдохнув дым, я сделала большой глоток крепкого кофе, ощущая его горечь и жар во рту. Мысли вновь витали вокруг последних событий, и Петя прекрасно понял, что на сегодня в его услугах я больше не нуждаюсь. Нежно поцеловав меня, он попрощался со мной, и умчался к своей амебе-жене, которая верила всему, что он ей говорил. Ну, или делала вид, что верит...

Я же села за компьютер, открыла почту с письмами, где высветилась пустая графа. Значит, результаты последней экспертизы еще не готовы. Ладно, будем ждать. А сейчас спать, завтра снова рано вставать...

Ирина Георгиевна! Снова очередная жертва «Заборного маньяка»!

— Где? — спросила я у дежурного, который принял только что вызов по телефону. Он протянул листок с адресом.

— Опер-группа уже выехала! Вы также поедите?

— А как же, обязательно, сейчас, только вещи закину. Если будет спрашивать Сычов, я на вызове!

— Как обычно, Ирина Георгиевна!

— Ну, вот и молодец, сержант! Скоро пойдешь на повышение!

— Ага, вы это каждый раз говорите...

Но я уже не слышала его, мчась в свой кабинет, где стоял старый стол, два стула, сейф для оружия и ценных документов, шкаф с папками дел и вешалка. Ах, да, еще и цветок, который уже еле выживал, так как она совершенно забывала его поливать, а выкинуть все как-то жалко было. Закинув вещи, схватив нужную папку, я вышла, и вызвала Жукова, который возил меня на вызовы.

Итак, «Заборный маньяк», как его негласно назвали, вновь совершил убийство. Меня пугало, что он существенно сократил период между жертвами, значит, он вошел в свой кураж, и теперь действовал более нагло и безпренципно. Первая его жертва была найдена полгода назад. Он действовал поначалу осторожно и не так виртуозно, но с каждым новым убийством, маньяк делал своего рода успехи. Своих жертв он выбирал по одному признаку, а это значило, что ему чем-то навредила в прошлом женщина с таким типажом. Дальше он выслеживал жертву, ловил ее, и потом привязывал к какому-либо заранее выбранному забору, после чего насиловал и душил несчастную, у которой просто не было возможности вырваться ...

из его рук. Презерватив он забирал с собой, оставлял лишь веревку, которой была привязана жертва и один из элементов одежды. Все остальное исчезало. Исследование веревок ничего не дало, такие продавались на каждом шагу в хозяйственных магазинах. Душил маньяк жертву шелковым шнуром с рельефным рисунком, но это также не дало никаких результатов.

Моя голова раскалывалась, хотелось снова курить, а руки дрожали. И как этого гада ловить? Я посмотрела на улицу: город жил своей жизнью, все куда-то торопились, спешили, толкались, ругались... Небо было серым от собравшейся копоти и грязи, воздух спертый и душный, давящий своей вонью. Было начало весны, и свежая зелень только начала кое-где пробиваться из-под серой земли, хранившей еще зимний холод и дождевую влагу.

Черт! Это время года я ненавидела больше всего! Отчего-то всегда накатывала депрессия, и нестерпимое желание послать все к чертовой матери, да смотаться куда-нибудь на необитаемый остров. Да вот работа не давала такого шанса, упорно загоняя меня в пропасть безвыходности и серости.

— Толик, у тебя нет сигареты, а то я свои в сумке забыла?

— Нет, вы же знаете, я не курю, да и вам не следует...

— Ой, будет меня щеночек учить! — я засмеялась, а парень виновато покраснел. — Да ладно тебе, расслабься... Просто состояние такое паршивое... Короче, сейчас затормозишь возле ближайшего киоска, дорогой, ну а там дальше по маршруту, окей?

— Хорошо, Ирина Георгиевна.

Я затянулась сигаретой, ощутив некоторое облегчение, и указала Жукову ехать дальше. И вот уже на месте преступления. Парни сработали быстро и ловко, оградив весь участок красно-белой лентой. Я потерла виски, стараясь унять головную боль, которая долбила меня с самого утра не переставая. Ну да ладно, детка, нужно приступать к работе!

— Ну что там у вас? — спросила я у Данилова, который расставлял таблички с номерами и фотографировал каждую свою находку, а потом бережно укладывал в пакетики.

— Все та же картина Пикассо, Ирина!

— Ну что ж, пойду посмотрю. Еще не сняли?

— Нет, ждем машину и Ларькова, он где-то задерживается...

— Ну да, как обычно...

Ларьков, это наш патологоанатом, мужик мировой, веселый и юморной, но как всегда довольно непунктуальный тип. Я зашла за ограждение, отвергнув набежавших репортеров, которые как стервятники уже кружили вокруг, прослышав об очередном трупе.

И вот я стою перед новой жертвой. Она висит на заборе, привязанная за руки, голова висит, глаза стеклянные и безжизненные, но сохранившие в себе весь страх последних минут жизни. Тело обнаженное и поцарапанное, а еще на нем появились тонкие порезы, видимо от ножа. Это уже новая черта в его почерке. Значит, «Заборный маньяк» стал усовершенствовать свои пытки... я все еще стояла и смотрела на безжизненное тело, представляя, как страдала бедняжка, когда этот урод насиловал ее, издевался над ней, а потом безжалостно убил ее. И снова у нас голяк, ничего нет, ведь, он работал на удивление чисто и аккуратно, словно типичный педант.

Но я то знала, что для него это была своего рода игра, под названием «Кошки-мышки»! Ну да ладно, я доберусь до него, и сама лично оторву ему его яйца!

— Гм... Ира! — я очнулась от размышлений, и заметила возле себя приехавшего Ларькова.

— Привет! Не обращай внимание, задумалась...

— Ты не важно выглядишь!

— Ага, знаю... Ну та к что скажешь по трупу?

Я стала слушать его первые предварительные результаты осмотра, периодически делая пометки в своем любимом блокноте.

— Слушай, Ир, ты ничего не замечаешь по жертвам? — обратился он ко мне, когда я выводила некоторые цифры внизу страницы.

— Что именно?

— Ну, они похожи...

— Да, друг на друга, как две капли воды! — раздраженно откликнулась я.

— Ага, и на тебя тоже!

— Чего? — изумилась я, для верности, еще раз глянув на жертву, которую уже успели снять с забора и уложили на носилки.

— Ну да, только они моложе...

Я фыркнула на Ларькова, который почему-то не улыбался, а был сама серьезность в этот момент. Голова продолжала выводить меня из себя, и я выхватила из полупустой пачки сигарету, и закурила, отойдя подальше от места преступления, чтобы не нарушать картину улик. Я задумалась, стараясь сравнить себя и жертву, внутренне убеждаясь, что мы с ней очень похожи. Мои мысли стремительно заработали, анализируя новые данные и факты. Был ли новый маньяк одним из моих старых подопечных, которого я закрыла на долгие годы? Но все, кого я ловила, были не такого психологического типажа как этот «Заборный маньяк». Нет, это просто стечение обстоятельств...

Рита шла домой после работы, торопясь к своей дочери, которая сейчас была у ее матери. Она за ней соскучилась, и несла в пакете апельсины, любимое лакомство ее крошки. Девушка поправила черную косу, и вдруг услышала сзади торопливые шаги. Она напряглась, и сдвинулась немного вбок, чтобы пропустить прохожего, сжав в руке газовый баллончик. Но мимо прошел парень, в кепке и с наушниками в ушах, из которых лился рок. Девушка расслабилась, и немного замедлила шаг, стараясь успокоить нахлынувшее волнение. Внезапно она ощутила удар сзади, и словно в замедленном фильме увидела, как упал пакет, и апельсины раскатываются по земле, а защитный баллончик выпадает из ее ослабевшей руки. Темнота... Потом ноющая боль, и вдруг она увидела перед собой черные глаза, которые хищно смотрели на нее. Рита приподняла голову, ощутив, что не может пошевелить руками. Девушка попыталась что-то сказать, но рот был заклеен скотчем, и она всего лишь замычала, чувствуя страх и ужас, понимая, что этот человек слишком опасен и безумен.

А незнакомец тем временем стал медленно разрезать на ней одежду, внимательно смотря в ее широко раскрытые глаза. Его лицо было скрыто под маской, он был высокого роста, широкоплеч, одет во все черное. Рита протестующее застонала, молясь, чтобы Бог помог ей пережить эту пытку, которую для нее приготовил напавший на нее мужчина. А тот, словно наслаждался, впитывая в себя весь ее страх. Девушка задрожала, когда на ней остались лишь трусики, а кончик ножа прошелся по ее плоскому животу.

— Я так долго ждал нашей с тобой встречи... — прошептал он, низко склонившись к своей жертве, которая рыдала, ощутив болезненный порез на своем животе. Струйка крови потекла вниз, а мужчина наклонился, и слизал ее, после чего провел ножом по груди, шее, плечу, оставляя неглубокие царапины.

Он делал все неторопливо, молча и методично, отчего жертва сходила сума от ужаса. Немного наигравшись с ножом, он стал гладить дрожавшее тело, щупать его, трогать, словно знакомясь с ее телом. Девушка замычала, когда его пальцы проникли под тонкую ткань трусиков, и стали массировать ее клитор.

— Каждую ночь я вспоминаю о тебе... — произнес он, начав ласкать ее сухое влагалище, не обращая никакого внимания на ее сопротивление. Он был погружен в свои какие-то воспоминания, предаваясь собственному ритуалу действий.

Рита зажмурилась, когда увидела, что он расстегнул ширинку, и достав свой агрегат, стал натягивать презерватив. Девушка протестующее застонала, когда маньяк схватил ее за ноги, снял с нее трусики, и вот уже его член стал упираться в ее вход. Она замотала головой, и вдруг еще больше испугалась, когда на ее шею он накинул шелковый шнурок, и сдавил ее горло, одновременно войдя в ее лоно. Девушка хрипела, пыталась вырваться, выгибалась, но воздуха не хватало, и его член доставлял ей неимоверную боль, когда он все быстрее вонзался в нее. В следующий миг она была мертва, безжизненно повиснув в его руках, а маньяк чертыхнулся, раздосадовано прижавшись к ней, и выскользнув из ее обмякшего тела. Вновь его постигла неудача! Никто не мог сравниться с той, кого он так долго желал. Но ничего, настанет тот день, когда он сольется с ней в едином порыве...

... А я в это время сидела перед компом, изучая новые данные, пересматривая предыдущие дела и фотографии, с каждым разом убеждаясь, что ларьков, как бы мне этого не хотелось признавать, был прав. Все жертвы были похожи на меня, только моложе. Я еще раз глянула на себя в зеркало. Итак, могло ли это означать, что «Заборный маньяк» свихнут на мне? Или это просто стечение обстоятельств? И кто это может быть? Черт! Мне срочно нужно выпить! Дрожащей рукой я налила себе водки, хоть и не люблю это мерзкое пойло. Найдя в полупустом холодильнике кусочек сыра, я выпила рюмку и закусила, скривившись от вкуса водки и сыра. Ну что ж, значит, маньяк решил поиграть в какую-то свою игру! Ладно! Я принимаю вызов, и готова к игре без правил!

2 голоса
Категория: ПОДЧИНЕНИЕ И УНИЖЕНИЕ | Просмотров: 195 | Добавил: Ярослава_Таракина | Теги: По принуждению, Рассказы, остальное | Рейтинг: 5.0/2

Читайте также другие рассказы:

БИСЕКСУАЛЫ
Разврат на отдыхе. (0)
СТРАННОСТИ
Рабыня и мазохистка. (0)
ИЗМЕНА
Юляша. Sex on the beach (0)
ФЕТИШ
У ног мамы (0)
АУДИО РАССКАЗЫ
История лучшего оргазма. (0)
Всего комментариев: 0
avatar