13:05
Здравствуй, Мастер! Часть 4

Вспоминая вчерашнюю ночь, Лена задвигала пальчиком быстрее. Теплая волна удовольствия быстро охватила ее. Она застонала, выгибаясь. Как всегда в последнее время, оргазм был таким сильным, что она просто отключалась!

* * *
Лена завалила Сергея фотографиями. Днем прислала сделанные на озере, в том числе и с фонариком. Вечером — фотографии с карандашом, с бутылкой и с флаконом из под геля. Она подробно рассказала о походе на кухню, не забыв упомянуть, про разговор с мамой. Заодно сообщила, что фото на озере сделала тоже Ирина.

В ответе Сергей похвалил Лену, за точное выполнение его задания. Похвалил фото у джипа, особенно отметив одну из фотографий. Написав, что она ему очень понравилась. (Эксклюзивно для ) Разрешил ей носить ошейник в комнате, когда захочет, раз она справилась со сложным заданием.

Распорядился приобрести босоножки, приказав, чтобы в дальнейшем, она фотографировалась только в них. Подробно, с картинками, описал, какие он хочет видеть на ней. Дополнительно, ей надо было купить черный купальник, с трусиками-стрингами. Чем меньше ткани, тем лучше. Также в ее гардеробе, должна появиться прозрачная футболка, и маленькие шортики. Перевел ей еще денег.

Позже прислал задание:

«Надо подобрать прищепку для белья, слабую, чтобы только держалась на ее губках. Привязать к ней резинку. Прищепку повесить себе на губки, второй конец резинки привязать к ручке ящика, у тебя в комнате. Затем ты должна двигать тазом так, чтобы резинка натягивалась, оттягивая губки, потом ослаблялась. Это надо сделать два раза. Один раз днем. Второй — ночью. Ночью, дверь в твою комнату должна быть полностью открыта. Сфотографируешься.

Сергей еще раз отметил, что ему очень понравились фотографии у джипа, и за это разрешил ей надеть вечером ошейник во время ужина.

Отправив письмо, он, наконец, занялся работой. Чтобы не отвлекаться, почту проверил только в конце рабочего дня. Письмо от Лены уже пришло.

Она радовалась, что Мастеру понравились ее фотографии. Благодарила его за великодушие — он простил своей игрушке ее собственную инициативу. Добавила, что постарается угодить Мастеру покупками.

Прислала описание, как она ласкала себя, с помощью прищепки. Приложила фото — она голая, с прищепкой на губках, резинка натянута, и дверь в комнату открыта. На шее ошейник. Обещала сегодня ночью сделать второе фото.

Сергей долго рассматривал сосредоточенное лицо племянницы на фотографии. Похоже, она относилась к этому очень серьезно.

Поймал себя на мысли, что его возбуждает ее покорность. Потихоньку он втягивался в эту игру. Захотелось стать не наблюдателем а полноценным участником. Улыбнулся про себя: «Жизнь одна».

Домой он ехал позже обычного. Позвонила сестра. Сказала, что перехватит его на подъезде к дому — надо поговорить.

— Есть проблема, — садясь в машину, сказала она, — сегодня за ужином Лена будет в ошейнике!

— Не проблема, — с ходу врубился Сергей, — скажи мне, как я должен реагировать. Я изображу то, что надо.

— Ты, сразу все понял! — она благодарно посмотрела на него. — Но дело в том, что я сама не знаю, как надо отреагировать. Если сделать вид, что ты ничего не заметил, то для нее, мне кажется, пропадет весь эффект. Этот знак, для Лены — определенное достижение, как я поняла. А с другой стороны мы с тобой никаким боком к ее Мастеру не относимся. Не знаю, даже...

— А если так, — предложил Сергей, — я просто отмечаю, что она в ошейнике. Дескать, все понятно, есть у нее повелитель. Она — молодец! Больше ничего другого в голову не лезет.

— Идея неплохая, — сестра задумалась. — Пусть будет так. Она такая счастливая ходит, жалко ее обламывать. Хотя все это, как-то нехорошо...

— Вот объясни мне, пожалуйста, чего тут не хорошо? — Сергей остановился и посмотрел на Ирину. — Эта игра, а по-другому, ее назвать и нельзя, соответствует женской природе. Так фактически и было, сто лет назад. Пока не началась индустриальная революция, и бизнесу потребовались миллионы безмозглых потребителей. Мужиков оболванивать долго, женщин гораздо легче. Реклама и заработала. Потом появилась соответствующая философия со старым названием — феминизм. Как ты помнишь, феминизм, изначально, это борьба женщин аз избирательный права. А сейчас феминизм — борьба женщин с мужским миром. Сначала в Штатах, попозже в Европе, когда там уровень жизни повысился. Ну да ладно.

С точки зрения безопасности и гигиены, все нормально? Никаких случайных связей, обжиманий по подъездам и подвалам. С точки зрения, общественного мнения — тоже. Все происходит в узком семейном кругу. Общественность отдыхает. Возрази мне? — он тронул машину.

— Да, нечего возразить, если честно. Могу только поспорить о современной женщине, — но сегодня это не актуально, — пожала плечами сестра. Впереди показался их дом.

Ирина позвала его на кухню в восемь. Войдя, он поискал глазами Лену.

— Сейчас подойдет, наша Ми. Убежала переодеваться.

Сергей сел за стол, через минуту вошла Лена. В футболке и шортах. На шее был застегнут ошейник, так хорошо знакомый ему по фотографиям. Он приподнялся, сделал вид, что немного удивлен, увидев ее с таким украшением.

— Ошейник? А что, тебе идет. Ты так взрослее смотришься, — Сергей окинул оценивающим взглядом племянницу.

Она порозовела, ей была приятна его похвала.

В середине ужина он невзначай заметил, мол, дети растут на глазах, подчеркивая ее изменившийся статус.

Весь ужин его не переставал мучить один вопрос, надела ли Лена трусики? Помнит ли она, что, надев ошейник, надо быть без трусиков? Упавшая на пол ложка развеяла его сомнения. Лена присела ее подобрать, низкие шорты обнажили верх ее попки. Трусиков на ней не было.

Когда он курил на веранде, к нему подошла Ирина.

— Ты просто гений! Буквально двумя словами приподнял девчонку. Талант! — она поцеловала его. — Предлагаю отметить это! — оказывается, она держала в руках бутылку вина и два бокала.

Сергей поддержал ее.

Сделав большой глоток из своего бокала, Ирина наклонилась, поставила его на столик. Блузка оттопырилась и перед Сергеем мелькнула ее упругая грудь.

— А Лена права, — Ирина заметила, куда бросил взгляд ее брат. — Ты просто пожираешь меня глазами, тебе все мало, — она была немного пьяна, устала, наверное. — Теперь, когда ты так обсмотрел мою дочку, даже не знаю, как вас одних оставлять. Скоро у меня дежурство. А Ленка, та еще егоза. Видел, сегодня за ужином без трусов была? Видел, видел. Я же не слепая. Ты прямо впился взглядом в ее задницу, когда она нагнулась. Она, вообще, в последнее время, одевается редко. Вчера вечером, стучусь к ней, она мне — входи, а сама сидит голышом за компьютером! Представляешь? И так постоянно, то трусы у нее на столе лежат, то вообще, без ничего...

— Но при тебе не мастурбирует? — лениво поинтересовался Сергей.

Он был слегка недоволен. Ирина отпила еще вина, и пьянела очень быстро. Значит, сегодня ничего не будет, а жаль. Ему хотелось взять эту взбалмошную женщину, и хорошенько трахнуть. Когда он представил, как она отдается ему, то почувствовал, что в штанах стало тесно. Но видимо, облом ему сегодня.

— Нет, слава богу, хватает у нее на это мозгов. Да и сколько можно! — она запоздало отреагировала на его реплику.

— То есть сколько можно? А что было время, когда она это делала при тебе?

— Да, было. Мы последние полгода снимали комнату в коммуналке. Спали на одной кровати. Соседки три бабки, чуть в ванной, а она совмещенная была, задержишься, больше чем на восемнадцать минут, так сразу в дверь стучали. Никаких условий. А у нее после уроков, то кружок, то еще что-нибудь. Домой почти всегда вместе приходили....Вот и все. Ложимся спать. Она лежит как сурок, вытянется вся. Ждет, когда я засну, и начинает потом. Я уже чувствовала, когда это случится. Пораньше «засыпала».

 

— А ты как справлялась? — Сергея тема заинтересовала.

— Мне проще. У меня на работе своя комната была. Запрусь там и быстренько. Да мне так часто и не надо было. А Ленка раз в два дня, стабильно. Я терпела, куда деваться.

А, что ты так расспрашиваешь про нее, — после паузы вскинулась Ирина, — Меня развратил, и до дочки добираешься? — она шутила, но, наверное, алкоголь, дал прорваться ее беспокойству наружу. — Да может ее уже и не надо...

— Что не надо? — Сергей закрыл ее бокал, когда она пыталась сама долить в него вина. — Тебе уже хватит.

— У, ну ладно, — легко согласилась Ирина, — не надо развратить. Тьфу. Развернуть. Вот блин! Сейчас! Раз-вра-щать, — по слогам произнесла она. — Она может уже. Ладно, все, не будем про это говорить. Обещала.

— Не будем, конечно, — согласился Сергей, чтобы не спорить с пьяной, уводя ее в комнату.

У себя он засел за письмо к Лене. Начал с того, что жестко отругал ее: «Ты не не точно выполнила задание, дверь в твою комнату должна была быть открыта ночью, а не днем! Будешь наказана. Как — напишу завтра». Он добавил рассуждений, о том, что игрушка должна быть послушной, и следовать каждому его слову.

С чувством выполненного долга, и с сожалением о заснувшей сестре, Сергей запустил игру на компе.

С приездом гостей, он стал пользоваться наушниками по ночам, чтобы не мешать, им спать.

В реальность он вернулся около полуночи. В доме стояла тишина. Ни о чем, не думая, он пошел в ванную. Везде было темно, но из кухни раздавались подозрительные звуки. Он потихоньку заглянул. Голая Лена сидела на корточках посредине кухни. Луна светила прямо в окно, и он видел, что она шлепает себя между ног лопаткой, тихонько постанывая от удовольствия.

Сергей отпрянул. Решив немного схулиганить, он потихоньку сделал несколько шагов назад. Затем, нарочито громко прошел по коридору прямо на кухню. Но не торопился, давая время Лене, что-нибудь предпринять. Он вошел, не включая света, подошел к раковине, типа попить воды. Сильно удивился, но Лены не увидел. Доставая кружку и наливая воду, он постарался ненароком осмотреться. Удача улыбнулась ему. Буквально, краем глаза он увидел, что она сидит под столом, забившись в самое темное место. Насколько он мог понять, Лена сидела, скорчившись, плотно охватив колени руками. Сергей не торопился облегчать ее участь. Открыл холодильник, достал шоколадку, он всегда хранил шоколад в холоде — нравилось грызть твердую плитку. Налил себе еще воды, и, не спеша, стоя спиной к племяннице, съел изрядный кусок. С сожалением, вышел.

Утром, Лена еще спала. Завтрак готовила смущенная Ирина.

— Ты прости меня, я вчера немножко того, лишнего тебе наговорила. Не сердись, пожалуйста, — она виновато посмотрела на него.

— Я и не сержусь, брось. С кем не бывает.

— Спасибо. Я ни в чем тебе не подозреваю по отношению к Лене. Просто так с языка сорвалось.

— Ладно, что ты, проехали.

— Хорошо, — она покладисто кивнула. Некоторое время мы ели молча. Вдруг она спросила, — Скажи честно, у тебя встал на нее, когда она щеголяла в ошейнике.

Сергей чуть не поперхнулся. Ну и вопросики с утра!

— У меня встал на тебя, на веранде. Но ты отключилась, бросив меня так. Это для меня создало больше проблем вчера, в отличие от твоих фантазий.

— Бедненький, и как ты? До сих пор мучаешься? Давай, это исправим.

Ирина соскользнула со стула на пол, и потянула резинку его шорт вниз.

— Прекрати развратная женщина, в любой момент может проснуться Лена, — он шутливо отбивался от нее, помогая стягивать с себя шорты и трусы.

— У нее хватит соображения, оставить нас вдвоем, — Ирина склонилась над обнаженным членом брата. Обхватила его своими мягкими губами. Сергей откинулся на стуле и закрыл глаза. Положив руки ей на затылок, он надавил, принуждая действовать. Она зачастила, двигаясь губами по члену. Через минуту он разрядился ей в рот. Часть спермы попало ей на шею.

Высосав из него последние капли, Ирина встала и поспешила в ванную. На входе столкнулась с дочкой.

— Доброе утро мам, доброе утро Сергей. Ой, мама, а что у тебя на шее? — Лена искренне недоумевала. Затем, заметив позу Сергея. Хотя он успел заправиться, к столу не повернулся. Лена посмотрела на красные коленки Ирины, и все поняла. К тому же запах был красноречивее, всех слов. — Понятно, можете не объяснять. Я могу зайти попозже.

— Брось, иди, накладывай себе, — Ирина потрепала дочку по голове, — а я сейчас.

Проводив Сергея с мамой на работу, и помыв посуду, Лена поднялась в свою комнату. «Не успеешь отвернуться, так они сразу за свое», — думала она про дядю с матерью, немного завидуя им. Задумалась. Утром, валяясь в постели, она решила, что выполнит задание днем, а сначала погладит белье. Но сцена на кухне настроила ее на другой лад.

Лена разделась. Достала из ящика стола ошейник, надела его. Села за компьютер, описать прошедшую ночь. Текст, как всегда набирала одной рукой, вторая легонько баловалась с клитором, потирая и поглаживая его.

«Мой Мастер. Вчера мне было очень горько читать, что Вы мною недовольны. Я виновата, я недостойна Вас! Напишите быстрее, как я могу искупить свою вину. Любое наказание я приму с радостью! Сейчас пишу начало письма, как Вы от меня требуете, совершенно голая, и Ваш ошейник на шее. Жду не дождусь, когда Вы разрешите носить его за пределами моей комнаты. Мне нравиться чувствовать его на своей шее, как знак того, что я полностью принадлежу Вам. Вы можете приказать мне, что угодно, я сделаю все, чтобы заслужить Ваше внимание, и доставить Вам немного удовольствия!

Вчера ночью, я хотела все-таки доделать до конца Ваше задание на кухне с лопаткой. Хотя Вы и решили, что я с ним справилась, но тогда мне помешала мама. Поэтому, дождавшись, когда все уснут, я разделась и спустилась вниз. Перед кухней я остановилась. В этот момент я представляла, что Вы там, сидите на стуле, и ждете меня. Мне захотелось появиться перед Вами готовой, с мокрой щелочкой. Я стала в коридоре себя ласкать. Обычно, если я просто тереблю свою пуговку, то всегда возбуждаюсь, но в этот раз не получалось. Может быть из-за того, что было не очень поздно, всего восемнадцать И в любой момент кто-то мог выйти.

Вы мне приказывали быть откровенной, поэтому я так подробно описываю какая я развратная. Мне пришлось сделать то, что я редко делаю. Я раздвинула ноги и немного засунула палец себе в дырочку. Честно, я боюсь это делать, вдруг порву свою плеву. Но я прочитала в Интернете, что, если пользуешься тампонами, то значит там так устроено, что тонкий предмет пройдет, не повредив ничего. Когда палец у меня внутри, это на меня всегда действует. Я просто стояла в коридоре и все. Вскоре моя щелка стала мокренькой.

Я опустилась не четвереньки, и поползла в кухню, как будто Вы меня там ждете. Достав лопатку, я стала шлепать себя по мокрой щелочке, все больше и больше возбуждаясь. Спасибо, Вам Мастер, что придумали для меня такой способ, он мне очень понравился.

Но тут я услышала шаги. Сюда шел дядя. Я еле успела спрятаться под стол. Слава богу, что он не включил свет. Он попил воды, открыл холодильник, что-то достал оттуда, поел и вышел. Все это время я сидела совершенно голой под столом! В любой момент он мог меня увидеть! Но, я должна признаться, я боялась только одного, что он меня увидит, и Вы будете этим недовольны. Я боялась расстроить Вас. Но он меня не увидел.

Дождавшись, когда дядя закроет у себя дверь, я поднялась в комнату. Оставила дверь нараспашку, как Вы приказывали. Достала прищепку. Настроила фотоаппарат. Стала ласкать себя прищепкой.

Мастер, Вы придумали для меня такую сладкую пытку! Я готова ... 

была кончить, но надо было отвлечься и сделать фотографии. Я несколько раз приближалась к самому концу. Зато потом, благодаря Вам, Мастер, я испытала такой оргазм, какой редко бывает! Спасибо Вам, что Вы так добры к своей игрушке!»

Вспоминая вчерашнюю ночь, Лена задвигала пальчиком быстрее. Теплая волна удовольствия быстро охватила ее. Она застонала, выгибаясь. Как всегда в последнее время, оргазм был таким сильным, что она просто отключалась!

Немного посидев, переводя дух, девушка начала собираться в магазин. Ей надо было купить купальник и босоножки.

* * *

Сергей получил письмо ближе четырем. К нему прилагались ночные фото с прищепкой. Дверь была открыта.

Лена купила купальник, босоножки, водолазка и шорты. Фото — она в босоножках и купальнике, с ошейником на шее. Фото — она в водолазке и шортах.

Такое откровенное описание и фотографии, так возбудили его, что он чуть не стал дрочить в кабинете. Но одумался. «Сегодня Ирину разорву!" — подумал Сергей.

Под настроение, он сразу же написал ответ. Назначил наказание. Она должна отстоять вечером в зале голой, голой, руки за головой, восемнадцать минут. Под колени разрешалось положить тонкую подушку или свернутый плед. Надо было сделать два снимка, в начале и в конце.

Как она это организует, ее дело. Может посоветоваться с мамой, подсказал он.

Очередное задание заключалось в явлении на ужин в купленном купальнике, и в босоножках. Ей запрещалось присаживаться за стол. Она должна была только обслуживать ужин своей матери и дяди.

Поскольку он был не доволен своей Ми, то ей запрещалось надевать ошейник, во время ужина.

Отправив письмо, Сергей задумался, не хватил ли он лишка? Потом махнул рукой, будет, что будет. Мастер он, в конце концов, или нет?

Ирина пришла с работы на час раньше. Дочка была немного встревожена, как будто хотела с ней поговорить, но не знала с чего начать. Так они целый час и обменивались ничего не значившими фразами. Она решила помочь ей начать.

— Ладно, хватит мяться, рассказывай, что тебя беспокоит, — а у самой сердце екнуло, вдруг она станет обсуждать утро на кухне. Но, оказалось, она волновалась зря. Лену волновали свои проблемы.

— Мам, ты можешь уговорить Сергей полчаса не выходить из комнаты. Просто не выходить и все? Мне очень, очень надо!

— Так, с этого места поподробнее. Очередное задание для Ми?

— Да. Мне просто надо восемнадцать минут побыть без одежды в зале, но обязательно когда все дома. Ну и ты не заходи, пожалуйста.

— Так, — Ирина даже удивилась своему спокойствию, наверное, стала привыкать к дочкиным играм, — хорошо. Но, что подумает о тебе Сергей, ты это можешь себе представить?

— Не знаю, я об этом не думала. А что он думает обо мне? Ты не знаешь?

— Хороший вопрос, главное вовремя ты его задала, — Ирина задумалась. — Да, в принципе, ничего. Особой реакции нет. Его это просто веселит, отчасти. Но, все-таки, тебе не кажется, что задания стали откровеннее, что ли? В твои годы, может надо быть скромнее, как бы.

— Мам, а может я вся в тебя, — Лена лукаво улыбнулась, чувствуя, что Ирина это говорит, больше, по обязанности, не осуждая ее. — Сама то специально ходила переодеваться, когда он за тобой подглядывал на даче. И долго по комнате без одежды разгуливала. А тебе было тогда меньше, чем мне. Я не подслушивала ваш разговор, не думай. Вы на кухне сидели, а я в ванную шла, и случайно услышала.

— Ну, умыла, возразить нечего. Ладно, думаю смогу его уговорить.

Обрадованная Лена выпалила матери и про задание — надеть на ужин купальник.

— Мам, ты видишь, что я уже все понимаю и адекватно реагирую. Я же не стала приставать к вам с расспросами утром? И в следующий раз, если, что, просто развернусь и уйду. Согласна, что это правильная реакция?

Ирина немного покраснела. Дочка все прекрасно рассчитала, что после утреннего случая, она будет покладистой. Ей пришлось согласиться.

— Все, уговорила. Только, если ты такая адекватная, скажи мне, как ты будешь выполнять очередное задание, когда я буду на сутках?

— Очень просто, я позвоню тебе, ты с Сергеем договоришься. Он мужик тактичный, все сделает, как надо. Не так ли?

— У тебя на все есть ответ. Когда тебе нужны эти полчаса?

— Давай, в семь, а потом ужинать пойдем. Годится? И еще мам, я себе купила водолазку и шортики, по его просьбе.

— Да уж, — рассматривая черную, прозрачную водолазку, и очень, ну очень маленькие шортики, воскликнула Ирина. — Жди задания, покрасоваться в них на улице, скорее всего. Ну, да на улице, иначе для чего они? Дома можно и по-другому показать себя. Так, девушка, — Ирина решительно посмотрела на дочь, — прежде, чем, что-либо делать с этим, расскажешь мне. В конце концом и игрушки имею право на вето. Поняла?

— А если я откажусь, а он меня бросит?

— Не дрейфь, ты, похоже, нужна ему не меньше, чем он тебе. Иначе бы он не стал на тебя деньги тратить. Просто, расскажешь мне, и мы придумает, как все сделать. Чтобы и волки сыты, и овцы целы были.

Когда Сергей приехал с работы, Ирина пересказала ему этот разговор.

— Какие проблемы? Я и так до ужина постоянно за компом сижу, никуда не выхожу. Нет вопросов. Пусть делает, что хочет, она же у себя дома. Ты лучше про другое скажи. Как мне за ужином на нее реагировать? Задание преследует цель продемонстрировать себя, в подчиненном положении. Что мне на лице изобразить?

— Как, как? — она наморщила лоб в раздумье, — пусть получит то, что хочет. Тебе будет хотеться ее разглядывать?

— Конечно, сама посуди, открытый купальник в доме, необычно. Конечно.

— А на кого ты будешь смотреть, если я буду в купальнике, или даже без него? — поддела его сестра.

— Ты будешь удивлена, но на всех. Это, если честно отвечать.

— Ладно, я поняла, тебе все всегда мало. Так значит и реагируй, естественно. Особенно откровенно не пялься, но и взгляд не опускай. А там, по ситуации. Если, увлечешься, я по ноге тебя стукну, сигнал подам. А если сильно увлечешься, то врежу, сильно и не по ноге, — добавила она смеясь.

Сергей добросовестно отсидел в своей комнате, пока Ирина не заглянула и не сказала, что все кончилось. Предвкушая удовольствие, пошел на ужин.

2 голоса
Категория: ИНЦЕСТ | Просмотров: 279 | Добавил: Мария_Кирьянова | Теги: Инцест, Подчинение и унижение, наблюдатели | Рейтинг: 5.0/2

Читайте также другие рассказы:

ПОДЧИНЕНИЕ И УНИЖЕНИЕ
Куколка майора. (0)
ИЗМЕНА
"Если смогу, помогу..." (0)
ИЗМЕНА
Снова развод?!. (0)
ГРУППОВОЙ СЕКС
Нестандартный секс туризм. (0)
СЛУЧАЙ
Квартирант. (0)
Всего комментариев: 0
avatar